Боб Шоу. Игрок






Марк Таргет мрачно уставился на экран. Их "пятерка" неслась с максимальной скоростью на высоте одного метра над раскинувшейся бурой пустыней, ведя геодезическую съемку. Лишь клубы пыли, стелющиеся за модулем по огромной безжизненной поверхности Горты-7, оживляли пейзаж.
- Восемь мертвых миров подряд, - проворчал он. - Почему нигде нет жизни?
- Потому что мы работаем в Картографической службе, - объяснил Сургенор, поудобнее устраиваясь в кресле. - Будь это обитаемый мир, нам тут нечего было бы делать.
- Я понимаю, но все же хочется установить контакт. Все равно с кем.
- Хочу дать тебе дельный совет, - спокойно заметил Сургенор, - поступай на дипломатическую службу. - Он закрыл глаза, всем своим видом показывая, что ему хочется подремать после обеда.
- А что для этого нужно? Все, что я знаю, - это топография да кое-что из астрономии.
- У тебя есть главное - талант говорить много и ни о чем.
- Спасибо. - Таргет обиженно взглянул на профиль старшего товарища, которого он уважал за долгую работу в Службе, хотя и не собирался следовать его примеру. Нужно было обладать особым складом ума, чтобы вот так спокойно выдерживать бесконечное кружение над просторами унылых и чужих планет. Таргет был уверен: он не создан для этого. Мысль, что придется состариться на Службе, наполняла его холодным страхом, который только усиливал решимость побыстрее сколотить состояние и бросить это занятие, пока еще молод и есть смысл потратить деньги с пользой. Он уже решил, где отведет душу.
Свой очередной отпуск проведет на Земле и попытается поискать счастья на легендарных ипподромах. Тому, кто любит азартные игры, довольно легко найти игорные заведения в любом из обитаемых миров Федерации, но скачки - это совсем другое, и разве что-нибудь может сравниться с атмосферой трибун знаменитых Санта Анита или Эскота.
- Дейв, - спросил он задумчиво, - ты не застал то время, когда картографы бросали съемку, когда оставались последние пятьсот километров, и наперегонки устремлялись к кораблю?
Сургенор открыл глаза:
- То время? Это было всего лишь два года назад.
- Для меня - почти вечность.
Таргет бросил взгляд на приборы. Они показывали, что их модуль и Северный полюс, где расположился "Сарафанд", разделяют пять тысяч километров. Огромный корабль-носитель выгрузил шесть модулей на Южном полюсе, а сам по команде бортового компьютера "Эзопа" обогнул Горту-7 и произвел автоматическую посадку на Северном полюсе. На этот полет ушло несколько часов. Теперь модулям предстояло за считанные дни облететь планету и провести съемку с помощью датчиков. Когда все шесть модулей сойдутся у корабля, всеобъемлющая информация, касающаяся структуры и состава пород Горты-7, будет введена в банк данных "Эзопа" и - время отправляться к следующей звездной системе согласно программе экспедиции.
- Когда-то мы устраивали такие гонки, но раз произошла авария и их запретили, - дружелюбно заметил Сургенор, хотя ему ужасно хотелось спать.
- Вы соревновались на "интерес"? - не унимался Таргет.
- То есть?
- Ну, заключали пари, кто победит.
- Бессмысленно, - Сургенор театрально зевнул, всем своим видом давая понять, что ему не хочется говорить. - У всех модулей одинаковые шансы - один из шести.
- Не совсем так, - продолжал Таргер, оживляясь. - Я знаю, что "Эзоп" допускает дисперсию порядка тридцати километров, когда сажает "Сарафанд" на полюс. В оба конца это будет уже шестьдесят, так что если поставить...
- Марк, - устало прервал его Сургенор, - ты не задумывался о том, что, займись ты каким-нибудь солидным делом, наверняка бы разбогател и не нужно было играть в азартные игры?
От таких слов Таргету стало не по себе.
- При чем здесь богат или небогат?
- Я думал, ты делаешь это из-за денег.
- Ладно, спи. Дейв. Извини, что помешал тебе. - Таргет уставился в потолок, потом стал сердито смотреть на экран. Все та же унылая местность, только справа километрах в десяти появилась гряда холмов. С четверть часа он мрачно обозревал бурую равнину, когда блок-копия "Эзопа" пробубнил:
- Поступили атипичные данные. Поступили атипичные данные.
- Пятый компьютер, прошу дать детальные параметры, - произнес Таргет, толкая локтем Сургенора, хотя тот уже проснулся, словно ему подсказало его внутреннее чутье.
- По курсу два-шесть на расстоянии восьми километров замечено скопление металлических объектов на поверхности планеты. Длина каждого приблизительно семь метров. По предварительной оценке их количество составляет триста шестьдесят три. Концентрация и плотность металлических элементов указывают на рафинированную структуру. Анализ отраженной радиации показывает, что поверхность подверглась механической обработке.
У Таргета учащенно забилось сердце:
- Ты слышишь, Дейв? Как по-твоему, что это такое?
- Похоже, твое желание исполнилось. Это не что иное, как следы материальной культуры, - деланно спокойно ответил Сургенор, хотя Таргет заметил, как тот впился в экран, сверяя курс. - Приборы показывают, что это где-то рядом... вон там справа, за холмами.
Таргет неотрывно следил за приближающимися холмами, которые неясно маячили в дымке, создаваемой атмосферой Горты.
- По-видимому, волнение напрасно. Планета безжизненна. "Эзоп"-то уж, наверное, что-нибудь заметил бы.
- В таком случае давай пройдемся и выясним, в чем там дело.
Сургенор покачал головой:
- "Эзоп" не разрешит отклониться от программы без особых причин. Иначе исказится географическая карта мира, а для нашего корабля это прежде всего.
- Ну и что? - Таргет заерзал в кресле. - Мне наплевать на карту. Неужели мы пролетим мимо? А вдруг это сенсация в археологии? Я вот что тебе скажу, Дейв. Если вы с "Эзопом" считаете, что я собираюсь... - Он осекся, заметив улыбку на лице Сургенора. - Ты опять не разрешишь, да?
- Боюсь, что да... хотя тебе трудно отказать, - ответил тот самодовольно. - Послушай, не переживай так. Все-таки мы не археологи, и потом в "Правилах" такие вещи оговорены. Как только мы вернемся в "Сарафанд", капитан "Эзоп" направит сюда пару модулей для детального осмотра.
- Пару модулей? Все туда не влезут.
- Если "Эзоп" сочтет нужным, он направит корабль.
- Должен счесть, - Таргет бросил отчаянный взгляд на холмы, проплывающие справа. - Сотни предметов искусственного происхождения просто так лежат на поверхности. Интересно, что это такое?
- Кто знает?.. Мне кажется, здесь приземлился какой-то корабль, возможно, для ремонта, и оставил после себя ненужные канистры.
- О! - такое прозаическое объяснение не пришло в голову Таргету, и он, стараясь скрыть свое разочарование, быстро спросил: - Ты думаешь, это было недавно?
- Все зависит от того, что понимать под этим словом. "Сарафанд" - первый корабль Федерации, который попал в систему Горты, а если учесть, что прошло семь тысяч лет или даже больше с тех пор, как Белая империя ушла отсюда, и...
- Семь тысяч!
У Таргета на миг закружилась голова. Нечто подобное он испытал, когда восемь раз подряд сорвал куш за игорным столом Парадора. Но здесь была совершенно другая, более удивительная игра. Ведь на карту поставлены долгие часы одиночества и скуки от посещения мертвых миров, а выигрыш - неожиданный взгляд на реальность... Некое рукопожатие призрака через гравитационные волны времени... времени, еще не знавшего египетских пирамид... Таргет поймал себя на мысли, что впервые рад тому, что устроился на работу в Картографическую службу. Но вдруг он не сможет оказаться в той группе, которую направит сюда "Эзоп"?
- Дейв, - начал осторожно, - каким образом "Эзоп" отбирает модули, если решает их послать куда-нибудь?
- Как компьютер, - Сургенор ухмыльнулся. - Для незапланированной вылазки он предпочтет модули, двигатели которых вырабатывают свой ресурс, а наш с тобой...
- Не продолжай, я знаю, что капитальный ремонт намечен на следующий месяц.
- На следующую неделю.
- Тем хуже, - горько произнес Таргет. - Выходит, два модуля из шести. Шансы два против одного, и я ничего не могу с этим поделать. Если бы мне повезло, то... - он замолчал, заметив расползавшуюся по лицу Сургенора улыбку.
- Позволь дать тебе совет, - сказал Сургенор, гляди прямо вперед. - Вместо того, чтобы сидеть здесь и гадать, лучше надень скафандр и прогуляйся к холмам. До них...
- Что?! Неужели можно?..
Сургенор вздохнул. Он всегда так делал, когда сталкивался с тем, что новички на знают своих обязанностей: - Советую повнимательней прочитать "Правила космических геологических съемок". Запомни, каждый скафандр рассчитан для пятидесятичасовой работы - мы как раз столкнулись с такой ситуацией.
- Брось, Дейв, я подзубрю их потом. - Возбуждение, охватившее Таргета, оттеснило на второй план то большое уважение, которое он испытывал к Сургенору. - А разве "Эзоп" разрешит покинуть модуль и осмотреть... то, что там находится?
- Должен разрешить - логистика подскажет. Ты же будешь сообщать ему, что происходит, пока я доведу модуль. Для того, чтобы забрать тебя, потребуется только один модуль. А если отчет окажется важным, сюда направится "Сарафанд" и не придется гонять другие модули.
- Давай прямо сейчас свяжемся с "Эзопом"?
- Ты уверен, что тебе этого хочется, Марк? - взгляд Сургенора стал серьезным и испытующим. - Я несу ответственность за всех вас перед Картографической службой, и учти, когда мы сидим в кресле перед экраном, у нас вырабатывается определенный стереотип восприятия любой планеты.
- Что ты хочешь этим сказать?
- Мы настолько привыкли путешествовать в креслах, что совсем забыли, что полагаемся на МАШИНУ, которая транспортирует нас как инвалидов. Но даже самая совершенная машина не в состоянии предугадать все, что может встретиться на этом десятикилометровом переходе. Вот почему "Эзоп" не проявляет инициативы и не приказывает никому из нас обследовать эти объекты - Службе не нужны исследователи-одиночки новых территорий.
Таргет недовольно запыхтел и нажал кнопку прямой связи с "Эзопом".


Модуль Пять приподнял носовую часть над поверхностью планеты и плавно заскользил на север, оставляя за собой клубы коричневой пыли.
Таргет подождал, пока тот скроется из виду, и с удивлением отметил про себя, как быстро летательный аппарат исчез вдали, оставив его наедине с незнакомой планетой. Он сделал глубокий вздох и ощутил привкус пластмассы.
До наступления сумерек оставалось еще шесть часов - вполне достаточно для того, чтобы достичь скопления металлических объектов. Он отправился в путь, почти не веря в происходящее... в то, что счастливое стечение обстоятельств позволило ему избежать рутинной скуки съемки и идти туда, где маячил доисторический пейзаж.
В атмосфере Горты-7 не было обнаружено даже следов кислорода. Планета казалась совершенно безжизненной, и тем не менее Таргет не мог отвести глаз от песка, скрипевшего у него под ногами, выискивая ракушки и насекомых. Разум подсказывал, что он идет по поверхности мертвого мира, но инстинктивный и эмоциональный уровень подсознания отказывался этому верить. Он старался шагать быстро, хотя ноги по щиколотку проваливались в мелкий песок, да еще мешал лазерный пистолет, при каждом шаге бивший его по боку.
- Я знаю, он не потребуется, - терпеливо повторял Сургенор, - но он входит в комплект космонавта, и без него никуда не деться.
Притяжение планеты почти в полтора раза превышало земное, и, пока он приближался к холмам, на лбу у него выступила испарина, несмотря на то, что в скафандре работал кондиционер. Таргет отстегнул пистолет, который буквально тянул к земле, и перекинул его через плечо. Грунт сделался более твердым, а у самого подножия перешел в голую базальтовую породу. Он присел на гладкий каменный выступ, давая ногам передышку, и приложился к тонкой трубке с холодной водой, закрепленной у левой щеки. Потом Таргет решил, что пора уточнить местоположение.
- "Эзоп", до объекта далеко?
- Ближайший предмет находится от тебя на расстоянии девятисот двадцати метров, - немедленно послышалось в наушниках. Умная машина непрерывно вводила себе в память данные, поступающие как от собственных датчиков, так и от датчиков всех шести модулей, ведущих геодезическую съемку.
- Спасибо.
Таргет оглядел местность, расстилавшуюся перед ним. Совсем рядом возвышалась гряда огромных глыб. "Пожалуй, оттуда хорошо будут видны эти предметы, - подумал он, - если, конечно, их не засыпало пылью, скопившейся за семьдесят веков".
- Как дела, Марк? - раздался голос Сургенора.
- Никаких проблем, - Таргет хотел было добавить, что теперь он понимает разницу между сидением у экрана монитора и десятикилометровым маршем по песку на своих двоих, когда до него дошло, что, очевидно, Сургенор так долго молчал умышленно, чтобы усилить чувство одиночества, хотя в душе он, несомненно, завидует Таргету. И Таргет почувствовал, что надо держать марку до конца.
- Неплохо размялся, - продолжал он. - А как ты?
- Да вот никак не решу, что делать, - спокойно заметил Сургенор. - Через три часа я буду на "Сарафанде" и не знаю, то ли сейчас открыть тушенку, то ли дождаться настоящего ужина на борту. А как бы ты поступил на моем месте, Марк?
- Тебе решать. - Таргет с трудом сдержался, чтобы не вспылить. В этом весь Сургенор - дает понять, что он, Таргет, мог бы через несколько часов спокойно заняться поисками и на сытый желудок. А теперь придется провести ночь, сидя на воде и суррогатах. Другим неприятным моментом было то, что чужой, неизведанный мир становился в сто раз более чуждым для человека, который оказался с ним один на один.
- Ты прав. Нельзя перекладывать свои проблемы на других, - ответил Сургенор. - Может быть, стоит рискнуть: съесть и то и другое?
- Ты действуешь мне на нервы, Дейв. Всего! - Таргет поднялся, преисполненный решимости во что бы то ни стало добраться до цели, и зашагал вверх по склону, осторожно переставляя ноги по скользкой каменистой поверхности, покрытой густым слоем пыли, каскадами поднимавшейся при каждом его шаге. За грядой почва выровнялась более чем на один километр, а потом резко перешла в каменистые холмы. Казалось, валуны, ограничивающие небольшое плато с севера и юга, раскинуты в разные стороны бульдозерами.
По всему плато были разбросаны сотни изящных черных цилиндров. Ближайший лежал всего лишь в нескольких десятках метров от Таргета. Длиной около семи метров, он имел идеальную аэродинамическую форму. У Таргета учащенно забилось сердце, когда он вдруг увидел, что эти предметы не имеют ничего общего с канистрами, о которых говорил Сургенор.
Таргет достал из-за пояса миниатюрную телевизионную камеру и подключил к питанию скафандра. Несколько секунд заряжал ее, а потом направил на ближайший цилиндр.
- "Эзоп", - доложил он, - есть визуальный контакт.
- Изображение довольно приличное, Марк, - послышалось в наушниках.
- Я подойду ближе.
- Стоп! - резко скомандовал "Эзоп".
Таргет замер на месте:
- В чем дело?
- Возможно, ни в чем, Марк, - уже спокойнее продолжал "Эзоп". - Поступающая информация показывает, что на поверхности объектов нет пыли. Это так?
- Кажется, да. - Таргет внимательно оглядел сверкающие черные цилиндры и с сожалением отметил про себя, что упустил этот момент из виду. Цилиндры выглядели так, словно их оставили здесь только сегодня утром.
- Кажется? Какой-нибудь визуальный эффект мешает сделать однозначный вывод?
- Не смеши меня, "Эзоп", я уверен в этом. Повторяю, они тут совсем недавно.
- Исключено. Посмотри, вблизи объектов есть пыль?
Таргет прищурил глаза и, несмотря на яркий слепящий свет, отражаемый стальными цилиндрами, заметил, что их окружает плотный слой пыли. Он сообщил о своем наблюдении "Эзопу".
- Это поля сил отталкивания, - ответил тот. - Действуют даже через семь тысяч лет. Я все понял, Марк. Сразу же после планетарной съемки я направлю сюда "Сарафанд" для проведения всестороннего исследования. Поворачивай обратно и жди нас у подножия холма.
- Черт возьми, зачем? Я столько сюда топал, чтобы просто так уйти? - возмутился Таргет. У него мелькнула мысль, а не нарушить ли приказ "Эзопа", но тогда обеспечен официальный выговор, лишение премиальных и увольнение. И он решил пойти на хитрость.
- Но в таком случае мне придется прохлаждаться пять-шесть часов. - Таргет постарался придать голосу твердые нотки, чтобы "Эзоп" не мог понять, что он что-то замышляет. - Я хочу осмотреть их вблизи.
- Разрешаю, но при условии, что телевизионная камера будет работать непрерывно.
Таргет чуть было не вспылил. Какая-то машина, удаленная от него на тысячи километров, пытается диктовать ему, но сдержался. За месяцы работы в Службе он почти свыкся с тем, что члены команды прозвали бортовой компьютер "Эзоп" капитаном и подчинялись любой его команде, как будто перед ними стоял трехзвездный генерал. То, что тобой, как марионеткой, командуют на расстоянии, было неприятно, но зачем поднимать шум, а вдруг там, впереди, что-то действительно интересное. Хоть какое-то разнообразие во всей этой повседневной монотонности и рутине!
- Ну, я пошел, - сказал Таргет. Он ступил на ровную местность, держа камеру перед собой. Сделав несколько шагов, с недоумением заметил, что разбросанные цилиндры вовсе не безобидные предметы, а скорее всего снаряды, похожие на торпеды.
Эта же мысль, видимо, пришла и "Эзопу".
- Марк, ты проверил их на поляризованное излучение?
- Да, - быстро ответил Марк, хотя совершенно забыл об этом. Он взглянул на левую руку с датчиком - стрелка оставалась на нуле. Потом поднес ее к камере, чтобы "Эзоп" мог убедиться, что его не обманывают и они не имеют дела с ядерными боеголовками.
- Все чисто. Они не кажутся тебе торпедами, "Эзоп"?
- Все может быть. Иди, но медленно.
Таргет, который уже двинулся было дальше, лишь плотно сжал губы, стараясь выбросить "Эзопа" из головы. Подойдя к ближнему цилиндру, он с удивлением отметил, что поверхность его ярко блестит под влиянием электростатических зарядов.
- Держи камеру на расстоянии одного метра от объекта, - назойливо командовал "Эзоп". - Обойди вокруг и вернись в исходное положение.
- Хорошо, сэр, - пробормотал Таргет, боком двигаясь вокруг цилиндра, носовая часть которого имела отверстие диаметром в один сантиметр, как у дула винтовки. Кольцо из черного стекла, практически неотличимое по цвету от металла корпуса, находилось на расстоянии ладони от отверстия. Хвостовая часть цилиндра плавно закруглялась и была в мелких, словно сито, ячейках. В середине объекта располагались плотно пригнанные пластины, затянутые винтами, которые встречались и на Земле, если бы не пазы странной вилкообразной формы. Никаких следов обработки поверхности заметно не было.
Закончив обход, Таргет снова испытал ни с чем не сравнимое возбуждение археолога, которому посчастливилось найти предметы материальной культуры давно исчезнувшей цивилизации, и решил, воспользовавшись случаем, запастись сувенирами и пронести их на корабль. "Если загнать несколько таких деталей, - подумал он, - то можно выручить гораздо больше, чем..."
- Спасибо, Марк, - прозвучало в наушниках. - Я проанализировал внешние параметры объекта. Посмотри, нельзя ли снять эти пластины в центре?
- О'кей.
Таргет удивился такой команде "Эзопа", но поставил камеру рядом с цилиндром, чтобы она была направлена на него, и достал нож.
- Постой, Марк, - послышался неожиданно громкий и четкий голос Сургенора, словно он находился не за сотни километров, а где-то рядом. - Только что ты сказал о каких-то торпедах. Что это такое?
- Дейв, - устало ответил Таргет, - почему тебе не заняться своей тушенкой?
- У меня расстройство желудка... Говори, что ты обнаружил?
Таргет быстро рассказал про цилиндры. Он начинал все больше и больше злиться. Намечавшаяся прогулка в глубь веков среди остатков исчезнувшей внеземной культуры срывалась из-за глупых и мелочных ограничительных правил сегодняшнего дня.
- Ты не возражаешь, если я продолжу работу? - наконец он не выдержал.
- Мне кажется, лучше их не трогать, Марк.
- А почему? Они, правда, похожи на боевые торпеды, но если бы мне что-то угрожало, "Эзоп" сразу же дал бы знать.
- Ты так думаешь? - голос Сургенора стал резким. - Не забывай, "Эзоп" - это всего лишь компьютер...
- Я все прекрасно знаю, а, помнится, кто-то боготворил его.
- ...И следовательно, он мыслит как машина. Тебе не показалось странным, как быстро он изменил свое отношение? Сначала приказал держаться подальше... теперь разрешил демонтировать цилиндр.
- Это лишь подтверждает, что он не представляет опасности, - беззаботно ответил Таргет.
- Это лишь подтверждает, что он представляет опасность, болван. Послушай, Марк, твоя экскурсия обернулась совсем не тем, что мы ожидали, а поскольку ты сам вызвался идти, "Эзоп" решил воспользоваться этим и...
Таргет покачал головой, хотя кругом на многие сотни километров никого не было.
- Если "Эзоп" считал бы, что здесь опасно, он приказал бы вернуться.
- Давай спросим у него самого, - отрывисто сказал Сургенор. - "Эзоп", почему ты разрешил Марку снять кожух с одного из цилиндров?
- Чтобы провести осмотр внутренней его части, - незамедлительно последовал ответ.
Сургенор шумно вздохнул:
- Извини. А чем ты руководствовался, разрешая Марку одному работать вместо того, чтобы дождаться прибытия двух модулей или даже "Сарафанда", как положено?
- Данные объекты по внешнему виду аналогичны торпедам, ракетам или бомбам, - без колебаний ответил "Эзоп". - Однако полное отсутствие электрических или механических спаев на их поверхности заставляет предположить, что они могут оказаться автономными автоматическими устройствами. Их системы отталкивания примесей продолжают действовать и, следовательно, существует вероятность того, что другие системы могут также оказаться активными или способными к активации. Если объекты окажутся роботизированными средствами поражения, целесообразно, чтобы их осмотрел только один человек, а не четверо или двенадцать, в особенности если этот человек отказался выполнить приказ и покинуть данный район, поставив тем самым под угрозу срыва работу Картографической службы и нарушая ее юридические обязательства.
- Что и требовалось доказать, - сухо прокомментировал Сургенор. - Ну вот, пожалуйста, Марк. Капитан "Эзоп" твердо верит в то, что можно достичь максимальной эффективности при минимальных затратах. В данном случае минимальные затраты - это ты.
- Я не могу рисковать кораблем, - подтвердил "Эзоп".
- Он не может рисковать кораблем, Марк. Теперь-то ты понимаешь, что к чему. Ты вправе отказаться от выполнения этого приказа и ждать прибытия группы с необходимой аппаратурой.
- Никакого риска не существует, - упрямо гнул свою линию Таргет. - Потом, все, что говорит "Эзоп", имеет для меня определенный смысл - так что стоит рискнуть. Я продолжаю!


Анализируя собственные чувства, Таргет с удивлением обнаружил, что его вера в "Эзопа" несколько поколебалась. Он первый был против того, чтобы преклоняться перед компьютером, хотя в душе считал "Эзопа" неким добрым существом, на которого во всем можно положиться. Он так тщательно заботится о его благополучии, что человеку это просто не под силу. Возможно, тут есть над чем поразмыслить психоаналитику... но не надо отвлекаться. Он снял тяжелый ранец, положил его на землю и склонился над черным объектом идеальной аэродинамической формы.
Оказалось, что винты, удерживающие пластины, трудно открыть ножом. Тогда Таргет прижал их пальцами, и они легко поддались. Он осторожно снял первую пластину и увидел множество микродеталей и проводов, симметрично расположенных вокруг центрального плоского стержня. Провода, не имевшие цветной маркировки и изоляции, выглядели так, будто их смонтировали не тысячелетия, а неделю назад.
Таргет, познания которого в технике ограничивались тем, что он успел нахвататься на курсах Картографической службы, внезапно почувствовал благоговейный трепет перед теми, кто давным-давно создал эти совершенные устройства.
Через пять минут он снял все вогнутые пластины и аккуратно положил их в один ряд. Осмотр сложной "начинки" ничего не прояснил в назначении объекта, хотя механизм, расположенный в головной части, несомненно, походил на автоматическое оружие.
- Держи камеру вблизи объекта и веди ее вдоль периметра, - снова подал голос "Эзоп". - Потом разверни ее так, чтобы можно было видеть, что находится внутри.
Таргет в точности исполнил приказание и остановился у хвостовой части.
- Что такое? Выглядит как отсек двигателя, но какой-то странный... пористая структура...
- Может быть, обусловлено азотной абсорбцией и связью с... - "Эзоп" осекся, и эта странная особенность, присущая только людям, заставила насторожиться Таргета.
- "Эзоп"?
- Тебе дан приказ - немедленно выполняй его, - неестественно резко прозвучал голос "Эзопа". - Осмотри местность. Если заметишь любое горное образование, которое позволит укрыться от огня, - бросайся туда!
- А в чем дело? - Таргет с удивлением обвел взглядом мерцающее плато.
- Не задавай вопросов, - вставил Сургенор. - Марк, делай, как говорит "Эзоп". Скорее беги в укрытие!
- Но...
Таргет оцепенел, краем глаза заметив какое-то движение. Он быстро обернулся - в центре плато один цилиндр приподнялся и медленно, подобно грозной кобре, начал раскачиваться из стороны в сторону, гипнотизируя свою жертву.


Несколько секунд Таргет как зачарованный смотрел на него, потом опомнился и бросился к ближайшей груде камней, но тяжелый скафандр и повышенная гравитация мешали быстро бежать. На бегу он заметил, что цилиндр лениво, по спирали, поднялся в воздух подобно мифологическому существу, проснувшемуся от тысячелетнего сна, и медленно поплыл в его направлении. И тут же зашевелились два других.
Таргет хотел было бежать, но ноги будто налились свинцом. Вдруг впереди он заметил черный треугольный проем из наклонных плит и заспешил туда.
Он оглянулся - преследовавшего цилиндра не видно. Тогда он поднял голову... и увидел, как тот разворачивается у него за спиной, одновременно наводя дуло на жертву. Словно в кошмарном сне Таргет все убыстрял шаг, но до зияющего черного отверстия оставалось еще далеко. И он понял - не успеть.
Из последних сил Таргет бросился в проем... и тут же почувствовал страшный удар в спину. Его подбросило вверх и швырнуло в пространство между каменными плитами. С удивлением обнаружив, что он еще жив, Таргет протиснулся в укрытие, весь дрожа при мысли, что в любой момент его достанет второй залп.
"Я жив, - подумал он, - странно".
Он провел рукой по тому месту, куда пришелся заряд, и нащупал острый выступ. Кислородный генератор, спасший ему жизнь, разбит был вдребезги. Протянув руку к запасному, Марк с ужасом вспомнил, что перед тем как направиться к цилиндрам, он оставил его на плато. С трудом развернувшись в узкой щели, осторожно выглянул наружу и на фоне безоблачного неба заметил множество черных зловещих силуэтов, снующих взад и вперед на одном месте.
Таргет осторожно попытался высунуть голову, желая все получше рассмотреть. Его глаза удивленно расширились, когда он увидел, как десятки торпед взмывают вверх, собираясь в большие стаи, отбрасывающие громадные черные тени на бурый песок и скалы. Совсем близко с десяток снарядов приподнялись от земли, на какое-то мгновение зависли в воздухе и медленно поплыли к кружащему облаку.
Большой валун мешал рассмотреть то место, где он оставил ранец и демонтированный цилиндр. Таргет приподнялся и тут же вжал голову в плечи под градом мелких каменных осколков. Подобно духу, стоны которого предвещают смерть, они засвистели у него над ухом. Торпеды, несомненно, заметили его и, подчиняясь инстинкту убийц, заложенному в них конструкторами, открыли огонь.
- Доложи свое местонахождение, Марк, - словно из другого мира раздался голос "Эзопа".
- Оно не из блестящих, - тяжело дыша, ответил Таргет. - Эти объекты оказались роботами, оснащенными автоматическим оружием. Многие поднялись в воздух. Вероятно, под влиянием радиации от моей камеры или радиосигналов. Теперь кружат на одном месте как комары. Я укрылся в скалах и...
- Оставайся там. Через час прибудет "Сарафанд".
- Бесполезно, "Эзоп". Одна торпеда обстреляла меня, когда я сюда бежал. Скафандр цел, но кислородный генератор разбит.
- Используй запасной, - быстро подсказал Сургенор.
- Невозможно. - Таргет поймал себя на мысли, что испытывает скорее смущение, чем страх. - Баллон лежит на открытом месте, а туда никак не добраться.
- Но у тебя останется только... Ты должен добраться до запасного баллона, Марк.
- Я тоже так думаю.
- Послушай, а может, торпеды реагируют только на резкие движения. Может, если медленно подползти...
- Гипотеза некорректна, - вмешался "Эзоп". - Проведенный мною анализ сенсорных схем в торпеде, которую демонтировал Марк, показал, что они представляют собой дуплексную систему. Оба ее канала при идентификации цели реагируют как на движение, так и на тепло. Экспонирование любой части тела немедленно приведет к интенсификации огня.
- Уже привело. Я только попытался высунуть голову, - сказал Таргет, - и сразу чуть было не лишился ее.
- Это подтверждает правильность моего вывода, что сенсорные схемы продолжают функционировать, а это в свою очередь...
- У нас нет времени выслушивать твои комплименты самому себе, "Эзоп", - резко произнес Сургенор. - Марк, а что, если воспользоваться оружием?
Таргет дотронулся до лазерного пистолета, висевшего у него за спиной, потом убрал руку.
- Что толку, Дейв, их там сотни, а в обойме... Сколько в ней патронов?
- Дай сообразить... В таких системах с капсюльным приводом... двадцать шесть.
- Бессмысленно даже пытаться.
- Может, и бессмысленно, Марк, но надо же что-то делать, а не лежать просто так - ждать, когда кончится кислород. Черт возьми, попробуй подстрелить парочку, а там видно будет.
- Дейвид Сургенор, - послышалась строгая команда "Эзопа", - приказываю вам замолчать, пока я буду анализировать аварийную ситуацию.
- Анализировать аварийную ситуацию? - Таргет почувствовал, что его слепая вера в "Эзопа" дала явную трещину. - Хорошо, "Эзоп". Что мне делать?
- Ты можешь наблюдать за торпедами, не подвергая свою жизнь опасности?
- Да. - Таргет взглянул на прямоугольник неба, в котором черный сигарообразный предмет проплывал мимо. - Только за одной.
- Достаточно. Из досье, составленного на тебя, видно, что ты подходящий стрелок. Так вот, надо поразить хотя бы одну торпеду. Целься в носовую часть.
- Зачем? - мимолетная, противоречащая здравому смыслу надежда Таргета растворилась в безрассудной ярости и панике. - У меня всего лишь двадцать шесть патронов, а их, этих роботов-убийц, больше трех сотен.
- Триста шестьдесят два, чтобы быть более точным, - поправил "Эзоп". - Теперь слушай мои инструкции и в точности выполняй их. Сделай один выстрел. Постарайся не промахнуться. Потом доложи обстановку.
- Ты... самоуверенный... - начал было Таргет, но, поняв бессмысленность своих выпадов, достал пистолет из кобуры и принялся прилаживать телескопический прицел.
Установив прицел на слабое увеличение, он поудобнее лег между камнями. Ни о каком спокойном дыхании, необходимом для точной стрельбы, не могло быть и речи, так как в спертом воздухе скафандра легкие работали как мехи. Впрочем, для радиационного оружия торпеды были легкой добычей. Он выждал, пока на фоне яркого неба покажется первая цель, прицелился и нажал на спуск. Капсула вылетела из магазина, высвободив заряд огромной энергии, который сверкнув ярко-фиолетовым пламенем, устремился к торпеде. Та качнулась, затем как ни в чем не бывало плавно поплыла дальше.
Таргет почувствовал, что на лбу выступили капельки пота. Невероятно, но это так! Ему, Марку Таргету, самому важному индивиду во всей Вселенной, придется умереть, точно так же, как до него умерли безвестные создатели этого совершенного оружия.
- Попал, - доложил он, облизывая пересохшие губы. - Прямо в головку, но только она полетела дальше, словно ничего не произошло.
- На корпусе не осталось каких-либо опалин или царапин?
- Не думаю. Правда, мне видны только их силуэты, так что не могу утверждать наверняка.
- Говоришь, что полетела дальше, словно ничего не произошло, - настойчиво продолжал "Эзоп". - Ты не заметил, Марк, какой-нибудь реакции с ее стороны?
- Она как будто зависла на долю секунды, потом...
- Я так и думал, - оборвал его "Эзоп". - На основании анализа "начинки", сделанного с твоей помощью, можно предположить; что мы имеем дело с дуплексной системой управления. Дополнительные доказательства подтверждают правильность моего вывода.
- Проклятая машина, - прошептал Таргет. - Я думал, ты помогаешь, а тебе, оказывается, нужны только дополнительные данные. Занимайся сама этой грязной работой. Все, с меня хватит, я ухожу из Службы!
- Ультралазерная радиация вызвала сгорание первичных сенсорных вводов, - продолжал как ни в чем не бывало "Эзоп", - что привело к задействованию резервной системы. Второе попадание в эту торпеду выведет ее из строя; при этом в результате такого попадания может быть отмечен катастрофический отказ картера двигателя, который, по-видимому, выработался с течением времени. Высокий уровень ненаправленной радиации, ассоциируемой с отказом двигателя такой конструкции, в свою очередь может привести к перегрузке обоих сенсорных каналов других торпед, а это...
- Значит, выход есть! - Таргет внезапно почувствовал огромное облегчение, но сдержался и постарался скрыть свои эмоции от посторонних, в особенности от Дейва Сургенора.
"Единственный недостаток, - подумал он, - на торпеде не видно следов попадания... и голову не высунешь - тут же получишь град пуль. А может, это к лучшему, по крайней мере не придется мучиться".
- Послушай, "Эзоп", - снова в наушниках раздался голос Сургенора, - разреши, я дам один совет Марку. Марк, у тебя есть еще двадцать пять капсул. Стреляй по тем, которые будут пролетать мимо, и, может быть, попадешь в какую-то дважды.
- Спасибо, Дейв. - Мрачное настроение снова охватило Таргета, когда он понял, какая перспектива открывается перед ним. - Ценю твой совет, но не забывай, что я по натуре игрок. Триста шестьдесят два разделить на двадцать шесть получается приблизительно тринадцать. Выходит, у меня один шанс из тринадцати. Тринадцать, как известно, несчастливое число. Мне никогда не везло на него.
- Но другого выхода нет.
- Почему же? - Таргет подобрал ноги, готовясь к рывку. - Учти, я хорошо стреляю и, если выскочить отсюда и постараться попасть в одну и ту же торпеду...
- Не вздумай, Марк! - отрезал Сургенор.
- Извини. - Таргет припал к земле, потом пополз вперед. - Логика подсказывает мне...
- Твоя способность логически мыслить дезориентирована, - вмешался "Эзоп", - видимо, по причине кислородного голодания. Ты забыл, что телекамера осталась снаружи.
Таргет застыл на месте.
- Камера? Она работает? Тебе виден весь этот рой?
- Не весь, но я могу следить за отдельными торпедами, движущимися по замкнутой траектории. Я дам команду, когда открывать огонь, и путем синхронизации твоих залпов со скоростью их перемещения мы сведем вероятность попадания в одну и ту же торпеду почти к единице.
- "Эзоп", твоя взяла. - Таргет отполз назад, недовольный пассивной ролью наблюдателя. С каждой минутой дышать становилось труднее, так как в легкие все больше и больше попадало углекислого газа; руки одеревенели и стали липкими. Он поднял пистолет и навел прицел.
- Стреляй наугад, чтобы вызвать цепную реакцию, - сквозь шум в ушах донесся до него голос "Эзопа".
- Хорошо. - Он уперся локтями в камни и замер. Вскоре в треугольном отверстии показалась торпеда. Марк тут же выстрелил ей в нос. Торпеда покачнулась... и величественно поплыла дальше. Таргет раз за разом поражал одну торпеду за другой - результат был один. Вокруг него уже валялось много отстрелянных капсул.
- Ты где, "Эзоп"? - выдохнул он. - Ты не помогаешь!
- Ультралазерная радиация не оставляет видимых следов на поверхности объектов, поэтому пришлось прибегнуть к чисто статистическому методу, - ответил "Эзоп". - Но теперь я накопил достаточно данных, чтобы предсказать их перемещение с определенной степенью точности.
- Тогда ради бога делай что-нибудь!
После непродолжительной паузы послышалось:
- Всякий раз, когда я скажу: давай - стреляй.
- Я жду. - Таргет крепко сжал веки, стараясь избавиться от мелькавших перед глазами черных точек с четко очерченным контуром.
- Давай!
В следующую секунду появилась торпеда, и Таргет нажал на спусковой крючок. Тонкий луч метнулся навстречу пролетающему снаряду, который на мгновение остановился и, не меняя направления, медленно полетел дальше.
- Давай!
Он выстрелил снова... тот же эффект.
- Давай!
И в третий раз импульс энергии поразил торпеду, не нанеся ей вреда.
- Наш метод не срабатывает. - Таргет с трудом различал показания индикатора на прикладе пистолета. - У меня осталось восемь зарядов. Мне кажется... я думаю... мой план был бы эффективнее...
- Не теряй драгоценного времени, Марк. Давай!
Он быстро нажал на курок, и эта торпеда медленно скрылась вдали.
- Давай!
Механически Таргет подчинился команде "Эзопа". Торпеда исчезла из поля зрения, но он успел заметить, что она изменила направление.
- "Эзоп", - с трудом проговорил он. - Кажется...
Раздался глухой взрыв, и треугольный сегмент неба вспыхнул ослепительным пламенем. Это взорвался двигатель торпеды, и только благодаря стеклам шлема, мгновенно потемневшим, глаза Таргета оказались целы. Огненно-яркое пламя горело до тех пор, пока не сгорел весь двигатель. Воображение мгновенно нарисовало Таргету картину горящих первичных и резервных сенсоров роботов-ракет... как они разлетаются в разные стороны и...
Таргет едва успел опустить голову, заткнув уши руками, когда раздался оглушительный взрыв, сметающий все на своем пути. "Все, конец, - мелькнуло у него в голове, - "Эзоп" сделал невозможное, но уж если не везет, то не везет, и..."
Когда грохот взрывающихся торпед стих и нестерпимо яркий свет погас, он выполз из-под камней и с трудом встал. Потом осторожно открыл глаза. Все плато было усеяно обломками торпед. Несколько снарядов продолжали кружить в воздухе, не обращая на него никакого внимания, когда он бежал, шатаясь из стороны в сторону, туда, где лежал ранец с запасным кислородным баллоном, гоня от себя страшную мысль: а вдруг одна из торпед упала на это место? В таком случае даже капитан "Эзоп" ничем уже на поможет. Но, достигнув заветной цели, Таргет облегченно вздохнул - ранец в целости и сохранности лежал на прежнем месте. Дрожащими от волнения пальцами он схватил его, вынул запасной баллон, испытав на миг чувство страха, когда заклинило разбитый генератор у дыхательного отверстия скафандра. Из последних сил он рванул горловину на себя, и она отделилась. Затем Таргет быстро подсоединил другой генератор и лег на землю, чтобы прийти в себя.
- Марк, - послышался беспокойный голос Сургенора. - Ты в порядке?
Таргет глубоко вздохнул:
- Я в порядке, Дейв. Капитан "Эзоп" выручил меня.
- Ты сказал "капитан "Эзоп"?
- Ты не ослышался. - Таргет поднялся, оглядывая усеянное искореженными торпедами поле битвы, которую они с компьютером, находящимся за много километров отсюда, выиграли у того, кто семь тысяч лет ждал этого дня. Теперь ему уже никогда не узнать, для чего предназначались эти торпеды или почему они оказались на Горте-7... И Таргет поймал себя на мысли, что тяга к археологии у него заметно поубавилась. Уж лучше жить в настоящем, которое не столь опасно. Обозревая местность, на которой только что разыгрались невероятные события, он заметил, как одна торпеда, продолжавшая беспорядочно кружить над плато, внезапно врезалась в горную гряду в двух километрах от него. Последовал глухой взрыв, и плато вновь озарилось ослепительным светом.
Таргет повернул голову:
- Еще одна, "Эзоп"!
- Твои слова не совсем понятны, Марк.
- Я говорю, что нет еще одной торпеды. Разве ты не заметил вспышку света?
- Нет. Телевизионная камера не функционирует.
- Как?! - Таргет бросил взгляд в сторону своего укрытия, туда, где осталась лежать камера. - Вероятно, эти взрывы вывели ее из строя.
- Нет, - "Эзоп" помолчал, а потом добавил: - Передача прекратилась, когда ты уронил камеру. По всей видимости, при падении переключатель остался в положении "выключено".
- Весьма вероятно. Я спешил и... - Таргет замолчал на полуслове. - Выходит, ты обманывал меня? Ты не мог следить за перемещением торпед.
- Твое умственное состояние обусловлено именно таким подходом.
- Но кто подсказывал мне, когда нужно стрелять? Ничего не понимаю! Откуда ты узнал, что я попаду в одну и ту же торпеду дважды?
- В этом не было необходимости, - спокойно ответил "Эзоп". - Пойми, Марк, я знаю, что делаю.


- Отличный материал для моей книги, Марк, - пронзительным голосом произнес Клиффорд Поллен, облокотясь на стол. - Я назову ее "Вероятность выживания". По-моему, звучит неплохо, а?
Марк Таргет, который давно привык к тому, что над ним все подсмеиваются из-за его страсти к азартным играм, мрачно кивнул:
- Очень оригинально!
Поллен нахмурился, глядя в свои записи.
- Однако надо будет увязать детали... Если учесть, что торпед было триста шестьдесят две, а у тебя всего двадцать шесть зарядов... Выходит, "Эзоп" оценил твою жизнь... как... один к тринадцати... и выиграл?
- А вот и нет, - Таргет снисходительно улыбнулся, разрезая бифштекс с кровью. - Хочешь, дам ценный совет? Не садись играть в покер, Клиф. Ты ничего не смыслишь в теории.
На лице Поллена появилось недовольное выражение:
- С арифметикой у меня все в порядке. Двадцать шесть разделить на триста шестьдесят два...
- ...Не имеет ничего общего с математикой фактической ситуации, приятель. Мне нужно было попасть в одну торпеду два раза, правильно?
- Правильно, - неохотно согласился Поллен.
- Учти, в таком случае простое деление одних цифр на другие ничего не дает, так как с каждым выстрелом вероятность попадания изменялась. Всякий раз после попадания она смещалась в мою сторону. Сразу это трудно вычислить, если, конечно, ты не компьютер. Так вот, после такого расчета эта вероятность составит приблизительно два к одному. Выходит, риск не так уж велик.
- Что-то с трудом верится.
- Посчитай сам на калькуляторе. - Таргет с видом гурмана отправил аппетитный кусок бифштекса в рот. - Перед тобой хороший пример того, как трудно бывает судить о сложных вещах с позиции здравого смысла.
Поллен начал что-то быстро писать на клочке бумаги, но потом швырнул его в сторону:
- Слишком сложно для меня.
- Вот почему ты всегда оказываешься в проигрыше.
Таргет снова улыбнулся и склонился над бифштексом, благоразумно предпочитая помалкивать о том, что его собственный здравый смысл оказался подавлен математической логикой. И только после продолжительного разговора по индивидуальной линии связи с "Эзопом" - после того, когда все осталось далеко позади, - он убедился в правильности слов "Эзопа". Он также умолчал о чувстве безысходной тоски, которая охватила его, когда он осознал, что "Эзоп" (объект, который спас ему жизнь, который готовил ему еду и который терпеливо отвечал на все его вопросы) - всего лишь логическая машина. Уж лучше играть в ту игру, которую затеяли все члены экипажа, называя ее "капитаном" и принимая за сверхъестественное существо, которое никогда не покидает свой командный пост, расположенный на верхних ярусах "Сарафанда".
- Теперь мы отправимся на Парадор, - произнес Дейв Сургенор с другого конца стола. - Ты можешь показать, как нужно играть и не проигрывать.
- Ничего не выйдет, - ответил Таргет, отправляя очередной кусок мяса в рот. - Там установлены компьютеры, а с ними играть бесполезно.
Боб Шоу. Игрок