Боб Шоу. Зовите меня Дуреха






Мысли были необычными, и от них становилось как-то не по себе.
Моего мужа зовут Карл - вполне приличное имя. Троих моих сыновей - Дэвид, Аарон и Джон. Тоже хорошие имена. Но вот мое имя Дуреха. И это звучит как-то глупо. Оно, в общем-то, даже и не похоже на настоящее имя. Интересно, как мне такое досталось?
Дуреха суетливо хлопотала по дому, пытаясь заглушить эти неуютные мысли работой.
Лучи утреннего солнца падали на обеденный стол, делая его похожим на алтарь. Она расставила пять тарелок с горячей овсяной кашей и пошла звать детей, с шумом и гамом носившихся по палисаднику. Оказавшись на свежем, пронизанном солнечным светом воздухе, она почувствовала себя несколько лучше. Дуреха посмотрела на протянувшееся от изгороди до самой реки колышущееся полотнище нежного желтого шелка - хлебное поле, за которым так заботливо ухаживал Карл, - и крикнула:
- Завтракать! И не топчи мои розы, Дэвид. Ты, видимо, совсем не различаешь цвета.
- Какие розы? - лицо шестилетнего Дэвида выражало смирение. - Ты имеешь в виду эти зеленые штучки?
Младшие мальчики в восторге захихикали.
- Эти розы, - выделяя каждое слово, ответила Дуреха.
Дэвид ткнул пальцем прямо в пышные красные цветы.
- Ты что, вот про эти зеленые штуковины?
Дуреха посмотрела на него тяжелым взглядом. Озорник Дэвид любил порисоваться перед братьями и, случалось, бывал самоуверенным и упрямым, - в общем, вел себя так, как и положено нормальному здоровому ребенку. Он и раньше выкидывал подобные номера. Дуреха снова посмотрела на цветы, но тут же почувствовала резкую боль в глазах.
- Домой! - приказала она. - Каша остывает.
Они вошли в прохладу побеленных стен дома, и дети расселись по своим местам. Тут и Карл пришел из крольчатника. Он одобрительно кивнул, увидев завтракающих детей. Вылинявшая рубашка, обтягивающая его сильные плечи, уже промокла от пота.
- Поешь, дорогой, - участливо проговорила Дуреха. - Ты больше заботишься о животных, чем о себе.
- Папа вправлял кролику лапку, - гордо известил Аарон.
Карл улыбнулся сыну и сел за стол. Дуреха ощутила укол ревности. Она решила добиться улыбки и в свой адрес - при помощи трюка, который еще никогда не подводил.
- Придет время, и папочке придется заботиться о дочке, вот тогда у него уже не останется времени на кроликов.
Карл не прореагировал. Он сидел, низко опустив голову, и, казалось, был полностью занят едой.
- Нам ведь нужна девочка, - настаивала разочарованная Дуреха, - не так ли, дорогой?
Карл молча продолжал есть.
- Ваш папа, - переключилась на детей Дуреха, - ждет не дождется дня, когда у нас наконец появится маленькая...
- Ради Бога! - ложка Карла шлепнулась в тарелку. Плечи напряглись так, что рубашка врезалась в тело.
- Извини, - тихо произнес он. - Конечно, нам нужна девочка. А теперь, не будешь ли ты так любезна сесть с нами завтракать?
Дуреха счастливо улыбнулась и придвинула к столу свой стул. Все в порядке. Человеку надо знать, что его любят. И все же прежние мысли продолжали ее смущать. Разве есть такое имя - Дуреха? Ее должны звать как-то по-другому. Нормальным женским именем. Каким-нибудь... ну, например, Виктором... Хотя нет, ведь это мужское имя... А, вот! Виктория... Так значительно лучше.
Доев кашу, она принесла и поставила на стол полную тарелку дымящихся лепешек. Дети радостно загомонили.
Некоторое время в ее душе царило относительное спокойствие, но потом она опять почувствовала, как что-то мешает ей.
- Карл, дорогой... Мне не нравится имя Дуреха. Это - ненормальное имя. Хочу, чтобы меня называли Викторией.
Карл мгновенно перестал жевать и посмотрел на нее холодным, неприязненным взглядом.
- Ты принимала на этой неделе лекарство, а, Дуреха?
Она не могла припомнить, чтобы Карл так смотрел на нее раньше, и потому испугалась.
- Да, конечно, - быстро ответила она.
- Не лги мне. Дуреха.
- Но я...
- Идем в спальню.
Карл встал из-за стола и, сказав мальчикам, чтобы те продолжали завтракать без них, отвел Дуреху в спальню. Там он достал коробочку, вынул из нее черный шприц и из похожего на яйцо пузырька набрал в цилиндр лекарство.
- Вот уж не ожидал от тебя такого, - произнес Карл.
В какой-то момент Дурехе вздумалось воспротивиться действиям мужа, но тот не дал ей возможности даже пошевелиться - он прижал ее большое мягкое тело к стене и впрыснул лекарство.
- И впредь не забывай об этом, - убирая шприц, проговорил Карл.
На глазах Дурехи выступили слезы. Ну почему Карл такой злой? Он же знает, для нее превыше всего - он и дети. И она никогда не пропускает еженедельного приема лекарства.
Вернувшись за стол. Карл молча закончил завтрак. Потом встал из-за стола, поцеловал мальчиков и направился к выходу.
- После обеда я пойду в деревню, - обратился он к Дурехе. - Посмотри в кладовой, что нам нужно.
- Хорошо, дорогой. У нас кончился кофе.
- Ты давай не вспоминай, а сходи и посмотри.
- Хорошо, дорогой, я составлю список.
Когда он ушел, Дуреха принялась приводить в порядок дом, ощущая при этом постоянную боль в глазах. Дети играли с остатками завтрака, а Дуреха, предоставленная самой себе, угрюмо думала, что неплохо бы днем пойти в деревню вместе с Карлом. Наконец она выпроводила мальчиков на улицу.
Давненько она не бывала в деревне, и если пораньше управиться с домашней работой...
- Мам, дай мне твое яйцо, - прервал ее размышления четырехлетний Аарон. - Я хочу с ним поиграть.
- У меня нет никакого яйца, лапушка. У нас в доме давно не было яиц, - улыбнулась она.
- Неправда, - голос Аарона звучал обвиняюще. - У тебя есть яйцо. В спальне.
Дуреха почти не слышала его слов. Действительно, а почему в доме нет яиц? Яйца полезны детям. Она решила, что сделает, - она пойдет в деревню вместе с Карлом и попробует купить их сама. Да, давненько она не была в деревне, уже почти и забыла когда... Она вдруг вспомнила об Аароне.
- Это не яйцо, глупышка, - сказала она, выпроваживая малыша из дома. - Это пузырек с моим лекарством. Он просто очень похож на яйцо.
Однако Аарон не отставал:
- Нет, яйцо. Я знаю. Дэвид мне сказал. Дэвид варил его на прошлой неделе, но, наверно, переварил, потому что не смог его разбить.
- Опять Дэвид со своими проказами, - ощущая непонятную тревогу, проговорила Дуреха. - Это мой пузырек, и папа никому не разрешает его трогать.
Она понятия не имела, какое в том пузырьке лекарство, но догадывалась, что, если его сварить, лекарство может испортиться.
Аарон весело оглянулся.
- А ты нашлепаешь Дэвида, да?
- Возможно, - внезапно цепенея, ответила Дуреха. - Еще не знаю.
Ей стало трудно говорить. Резь в глазах усиливалась. И вдруг она начала осознавать, что хоть они и живут в этом доме очень давно, она не помнит, когда и как выходила за белую ограду? Как, например, посещала деревню?


Дуреха размышляла об этом все утро.
Она не понимала причины нараставшей неуверенности во всем, даже в собственном теле.
Она всегда носила длинное платье и прежде не ощущала от него никаких неудобств, но сейчас вдруг почувствовала, как тело под платьем покрывается потом и платье прилипает к бедрам. Не укоротить ли его? Но что скажет Карл? Она сегодня и так уже рассердила его, Нет, не станет она этого делать, ведь цель ее жизни - дарить Карлу любовь и счастье.
С поля Карл вернулся рано и принес косу со сломанной ручкой. Он наскоро пообедал, уселся на порог и принялся за починку косы. Он работал молча, согнувшись, и Дуреха почувствовала, что он сейчас страшно одинок. Боль пронзила ее душу. Она вышла из дома и опустилась перед ним на колени. Карл поднял голову, в его глазах была мука.
- Иди, присмотри за детьми, - сказал он.
- Они спят. Такая жара...
- Тогда займись чем-нибудь еще.
Дуреха ушла и принялась прибирать и так уже прибранную кухню. Спустя несколько минут появился Карл. Дуреха с надеждой повернулась к нему.
- Я иду в деревню, - без всякого выражения сообщил Карл. - Где список?
Дуреха отдала ему бумажку. Когда он вышел за ворота и направился к реке, она через открытую дверь смотрела ему вслед. Ей хотелось, чтобы все уладилось, чтобы она забеременела снова, на этот раз девочкой, которую так отчаянно желал Карл, и тогда бы все стало опять хорошо, а может, даже и лучше, чем раньше.
Через некоторое время, неожиданно для себя самой, она обнаружила, что тоже вышла за ворота и идет по незнакомому миру вслед за Карлом. В деревню.
Сперва она испугалась, но потом ее охватило возбуждение. Оправданий было сколько угодно. Во-первых, Карл вечно забывал принести яйца. Во-вторых, вообще занятно, спустя столько времени, снова придти в деревню и опять увидеть людей. И все же до поры до времени показываться Карлу на глаза не стоило.
Карл свернул к реке и, пройдя вдоль берега минут десять, по камням перебрался на другую сторону и принялся подниматься на заросший травой холм. Дуреха предусмотрительно дождалась, пока он скрылся за вершиной холма, и только тогда двинулась вслед.
Она шла и думала, что вот совсем скоро увидит деревню - ведь на всю дорогу, туда и обратно, Карл тратил обычно менее часа. От жары и мешковатой тяжелой одежды у нее разболелась голова, но она и не думала возвращаться - уже настроилась побывать в магазине, повидать людей.
Взобравшись на пыльную вершину. Дуреха рукой прикрыла глаза от солнца и посмотрела вниз. И увидела лишь бескрайнюю, протянувшуюся до самого горизонта степь. Никакой деревни не было и в помине.
Слегка пошатываясь, потрясенная этим зрелищем, Дуреха заметила наконец мелькавшую внизу розовую рубашку Карла. Он направлялся к предмету, на который она сперва даже не обратила внимания. Это был черный, почти целиком скрытый травой цилиндр размером с пять или шесть составленных вместе домов.
Она непроизвольно подняла глаза к небу и опустилась на колени.
Карл добрался до цилиндра, уверенно открыл дверь и исчез внутри. В полном трансе Дуреха ждала, когда он появится снова. Должно быть, мир сошел с ума. Или не мир, а она? Может ли это быть настоящей деревней?
Полуденная жара давила на нее, перед глазами поплыли разноцветные пятна. Где-то, не умолкая, щебетали невидимые птицы.
Спустя некоторое время из цилиндра с коробкой в руках вышел Карл и стал подниматься на холм. Встречаться с ним тут Дурехе, безусловно, не стоило. Она вскочила на ноги и побежала вниз - к едва заметной переправе. Переходя по камням на свой берег, она поняла, что не успеет скрыться до того, как Карл появится на вершине. Она бросилась в растущие вдоль берега оранжевые кусты и присела там в путанице сучьев и шуршащих листьев.
Карл спустился к реке, но переходить ее не стал. Перевернув коробку вверх дном, он вытряхнул из нее в воду какие-то блестящие предметы. Потом повернулся и снова отправился к цилиндру. Уносимые течением предметы сверкали в лучах солнца.
Дуреха выбралась из кустов. Она могла бы теперь незаметно вернуться домой, но содержимое коробки очень ее заинтересовало. Стоит рискнуть, решила она и побежала вдоль берега за уплывающими сокровищами. Оказалось, что это небольшие стеклянные коробочки с маленькими белыми шариками внутри. Уцепившись за выступающие из берега корни и рискуя свалиться в реку. Дуреха сумела выхватить одну коробочку из теплой, медленно текущей воды. Коробочка имела продолговатую форму. По бокам - две черные грани из непрозрачного материала. Для стекла она была, слишком легка и удивительно холодна. В коробочке в прозрачной жидкости плавал человеческий глаз, опоясанный красной нитью зрительного нерва.
Дуреху стало мутить. Она швырнула коробочку в реку и побежала домой.
На рассвете Дуреха приоткрыла глаза и улыбнулась. Это время она любила больше всего - можно спокойно лежать в темном тепле постели, пока действительность постепенно заполняет разум. Она пошевелилась и открыла глаза чуть шире.
Потолок спальни выглядел не так.
Дуреха резко села в кровати и принялась протирать глаза.
Потолок был не такой.
На месте знакомой белой штукатурки оказалась серая клепаная металлическая поверхность - более подходящая для космического корабля, чем для деревенского дома. Можно было подумать, будто ночью ее перенесли в другое помещение, но - Дуреха огляделась по сторонам - это была ее комната: все вещи находились на своих обычных местах.
Дуреха встала, подошла к окну и выглянула в сад. Он тоже выглядел необычно. Ограда находилась там, где всегда, но сделана она была из грубо обработанных колов, опутанных проволокой. И никаких цветов. Вместо алых роз - бесформенные кусты. Как там Дэвид говорил - ты имеешь в виду эти зеленые штучки?
Дуреха откинула с лица прядь нерасчесанных волос и поспешила в детскую, пытаясь не поддаваться внезапно охватившему ее страху. Но с детьми все оказалось в порядке. Как всегда, они спали, раскинувшись на своих кроватях и приняв самые невообразимые позы. Она постояла, прислушиваясь, и у двери комнаты Карла, но услышала лишь его обычное ровное дыхание.
Казалось, семья в безопасности. Но когда она вошла в кухню, то увидела, что и здесь стены стали металлическими.
Пройдя быстрыми испуганными шагами через темноту коридора, Дуреха очутилась в своей комнате, улеглась в постель и натянула простыню до самого подбородка. И с удивлением обнаружила, что еще не потеряла способности соображать.
Я не на Земле. Я на другой планете, куда мы вместе с Карлом прилетели на космическом корабле.
Я не живу в каменном доме с побеленными стенами. Я живу в жилище, построенном Карлом из частей корабля.
Здесь нет поблизости никакого поселения. Здесь есть лишь только корпус корабля, и Карл ходит туда пополнять запасы.
Голова работала как часы, и это привело Дуреху в радостное состояние. Годами она словно бы пыталась бежать по пояс в воде, а теперь вот выбралась на мелководье, набрала скорость и почти летела. Одни мысли вытесняли другие, появилась возможность вспоминать и рассуждать.
Почему я не понимала этого раньше? Ответ прост: Карл давал мне наркотики.
Почему я стала понимать это теперь? Опять просто: Дэвид испортил наркотик.
Зачем Карл давал мне наркотики? Вот здесь не совсем понятно.
Дуреха попыталась вырваться из водоворота охвативших ее мыслей, но это ей не удалось.
Зачем в коробочках, тех, что в реке, глаза?
Она накрылась с головой и лежала, не смея шевельнуться, пока наконец не взошло солнце и мальчики не принялись носиться по дому - раздетые и требующие завтрака.
Готовя завтрак, она слышала, как Карл ходит за дверью своей комнаты. Когда он появился на кухне, Дуреха внутренне напряглась, но он совсем не изменился. Она наблюдала за ним в этом новом мире, почти уверенная в том, что вот сейчас он посмотрит на нее и возьмется за шприц. Но светло-голубые глаза Карла оставались пустыми и безразличными. Дуреха почувствовала облегчение, но одновременно и разочарование. Как бы там ни было, но ведь она - женщина, да вдобавок еще и его жена. И заслуживает большего. Они жили вместе, и она родила ему сыновей. Тайны и страхи не могут отменить всего этого.
Она накрыла на стол, впервые видя все вещи в истинном свете. Стулья были изготовлены из легкого полированного металла - такие стулья могли быть установлены на корабле, и снять их не составило бы большого труда, но вот деревянный кухонный стол и буфет - несомненно самодельные. Плита с топкой для дров, похоже, сделана из ящика от какого-то механизма. Чашки и тарелки, очень красивые, были из пластика, напоминающего дымчатое стекло. В общем, она не возражала против перемен, за исключением, пожалуй, сада за окном, заросшего темно-зелеными кустами. Да, придется ей обходиться без роз.
- Сегодня я приготовила твое любимое, - сказала она, водрузив дымящийся поднос на стол. - Печеные лепешки.
Карл уставился на поднос и прижал руку ко лбу.
- Это великолепно! Ну просто слов нет! Любимый завтрак - ежедневно. Каждый божий день! Ты здорово готовишь, Дуреха!
Старшие мальчики, оценив шутку, захихикали.
Дуреха открыла рот, чтобы тоже ответить колкостью, но все же промолчала. Она поняла, это будет ошибкой. Карл всегда разговаривал с ней в подобном духе, но она на сарказм не реагировала и никогда не отвечала ему тем же. Она все принимала за чистую монету. Так вот почему ее звали Дурехой вместо... Память ничего не подсказывала... Может, все-таки Виктория?
Как бы там ни было, но Карл часто вел себя так, словно ненавидел ее, и это делало загадку ее прошлого еще более сложной. Ну, предположим, космический корабль приземлился в безлюдном мире, и нет никакой надежды встретить других людей. Предположим далее, что на корабле была только одна женщина - она. Возможно даже, она была женой кого-то другого из экипажа, а Карл убил всех, чтобы завладеть ею. Но этим можно было бы объяснить лишь применение наркотиков. А все остальное?..
Стоял обычный жаркий солнечный день. Карл с утра ушел работать в поле. Озирая местность вокруг дома, Дуреха убедилась, что это поле существует на самом деле. Здесь две возможности, подумала она. Либо пшеница и раньше здесь росла, либо космический корабль вез с собой аварийный запас зерна, и, поняв, что корабль не отремонтировать, команда решила попытать счастья прижиться в чужом мире. Но все могло произойти и совсем по-другому. Никакой аварии не было. Карл специально, намеренно доставил ее сюда. И Дуреха приняла на себя заботы по дому и о детях. Ведь это чисто женские обязанности...
Она, конечно, может подождать день-другой. Действие наркотика не бесконечно, и восстановившаяся память сама даст ответы на все вопросы - гораздо более естественные и убедительные, чем те, что сейчас приходят ей в голову, и все сразу встанет на свои места.
Ночью она вспомнила брата.


Перейти реку днем совсем не трудно, но попробуйте-ка сделать это ночью, когда плоские камни, образующие тропинку через реку, больше похожи на подводные тени неопределенной формы и местоположения. Дуреха даже разок поскользнулась и, подняв тучу брызг, свалилась в воду. Воды, правда, оказалось по колено, но шум напугал ее. Она всматривалась в темноту, и внезапно ей пришла мысль, что в этом чужом мире ночью даже растения могут быть враждебны.
"Дерево - это не дерево, - вспомнилась ей случайная строчка стихотворения, - когда никого больше нет в степи".
Чувствуя себя крайне неуютно, она выбралась на берег и стала подниматься на холм, чтобы попасть к космическому кораблю.
И тут внезапно в памяти всплыл образ брата. Сперва она решила, что это, возможно, ее муж - высокий, стройный молодой блондин с умными глазами - но муж должен вызывать у женщины другие чувства. Она знала это по собственному опыту. Здесь же была просто сердечная теплота - и ничего больше. Та же плоть и кровь. Но ничего больше, никаких подробностей память не подсказывала.
С вершины холма в темноте звездолет был почти не виден. Пока она спускалась к нему, мокрое платье противно хлопало по ногам. Контуры корабля не просматривались четко - он казался ей гигантской колеблющейся медузой, распластавшейся по земле. Внимательно глядя себе под ноги, Дуреха продолжала спускаться. И наконец подошла к кораблю.
Дрожа от волнения она отыскала дверь, нащупала ручку и, не раздумывая, нажала на нее. Рычаг, щелкнув, легко поддался, и дверь отворилась.
Внутри горел свет.
Дуреха приготовилась бежать, но холодное спокойствие света давало основание предполагать, что он включен постоянно, даже когда внутри никого нет. Это успокоило ее, и она вступила на узкую металлическую лестницу, ведущую в коридор, разделявшийся на два коротких ответвления, каждое из которых заканчивалось стальной дверью.
Свет поступал от источника, имеющего форму трубки, протянувшейся по потолку по всей длине коридора. Две секции трубки светились заметно тусклее, чем остальные, а еще одна, казалось, была заполнена мутным янтарем.
После непродолжительных колебаний Дуреха свернула направо, и, как только она открыла дверь, ее обдало ледяным воздухом. За дверью находилось большое, освещенное тусклым светом помещение, заставленное пластиковыми контейнерами, сквозь прозрачные стенки которых поблескивало нечто коричневое, пронизанное бледно-голубыми венами, красными артериями и белыми жилами. Завидев это омерзение. Дуреха тут же захлопнула дверь и еле смогла отдышаться.
За другой дверью оказался короткий коридор с несколькими дверями, который заканчивался стальным трапом, ведущим на второй этаж. Одни двери были открыты, другие - закрыты. Дуреха заглянула в ближайшую комнату - там на подставках стояло несколько длинных металлических предметов. Винтовки, внезапно вспомнила она. Раскрыв два ящика, стоявших на полу, она обнаружила пистолеты и гранаты. Дотронувшись до взрывателя, Дуреха задумчиво нахмурилась - не все из возвращающихся воспоминаний были приятными.
Следующая комната была больше и светлее. В центре стоял длинный белый стол, вдоль стен располагались непонятные светящиеся приборы и инструменты, вид которых не вызвал в ее памяти никаких проблесков. Тут я никогда не бывала, подумала она. И закрыла дверь.
Да и все остальные комнаты на нижней палубе оказались для нее неинтересными, за исключением, пожалуй, одной, представлявшей собой сочетание кухни со столовой. Стулья отсутствовали - их, вероятно, перенесли в дом - но в одном из буфетов еще стояли тарелки и чашки. При виде знакомой кухонной утвари в чужом месте Дуреха ощутила смутную тревогу.
На верхней палубе она сразу же первым делом заглянула в ярко освещенную центральную комнату. Вид пяти мягких массивных кресел и аппаратуры прямо-таки потряс ее. Она ходила туда-сюда по комнате, трогала пыльные кресла, прикасалась к темным серым экранам. Все это было ей хорошо знакомо. Может, я инженер? Может, - пилот? Дуреха повернула голову и посмотрела через плечо. У двери стояли пять фигур со шлемами на головах.
Она непроизвольно отступила назад, но фигуры оказались всего-навсего пустыми скафандрами, висящими на стене. Болтались шланги и кабели. За стеклами шлемов - ничего, кроме зияющей черноты. У двух скафандров на плечах были прикреплены сигнальные треугольные фонари, а на груди - таблички.
Дуреха подошла поближе. Надпись на табличке одного из скафандров гласила:
"ВРАЧ - КАРЛ ВАН БАЙЗЕН".
Наверно, мой Карл, догадалась Дуреха и прочла на соседнем скафандре:
"ПИЛОТ - РОБЕРТ В.ЛУКАС"
Она обхватила голову руками. Имя Лукас для нее что-то значило. Но что? Может, это скафандр ее брата? Тогда один из безымянных скафандров ее собственный? Но как-то уж больно сомнительна версия насчет сестры и брата на каком-то военном...
- Значит, ты все-таки не принимала лекарство, а, Дуреха?
Карл стоял в дверях и неприятно улыбался.
- Я принимала, - мгновенно отреагировала Дуреха. - Ты же сам вводил его мне.
- Значит, ты исхитрилась что-то сделать с ним. Скверно, Дуреха, очень скверно.
И тут Дуреха испытала новое чувство - негодование.
- Не смей так со мной разговаривать! И меня зовут совсем не Дуреха. Меня зовут...
- Ну давай, продолжай, - с интересом произнес Карл. - Хочу посмотреть, насколько далеко это зашло.
- Не знаю. Не могу вспомнить. Это труднее, чем остальное. Но не Дуреха. Точно. И не называй меня так больше.
- Бедная Дуреха. - Карл грубо схватил ее за волосы и притянул к себе. Его вытянутое лицо горело ненавистью.
- Возвращайся домой, - еле слышно произнес он.
От боли Дуреха разрыдалась.
- Что ты сделал с моим братом? И с остальными? Ты убил их!
Карл разжал пальцы.
- Ты говоришь это мне? Ты сказала такое... мне? - Карла трясло. - Я создаю жизнь. Понятно? И никогда никого не убивал.
- Тогда где же мой брат? И другие?
- Зачем же мне понадобилось их убивать?
- А затем, - торжественно объявила Дуреха, - что на корабле была лишь одна женщина.
- Ты?! - Карл испуганно отступил.
- Да. И ты хотел обладать мной один.
- Ну ты заплатишь за свои слова, - Карл поднял кулак, но затем постепенно, палец за пальцем, разжал его. - Послушай-ка меня. У тебя никогда не было брата. А на корабле, кроме нас с тобой, вообще никого не было. Положение стало настолько критическим, что нам самим пришлось вести корабль на Ларк-4. Скафандр, который ты сейчас рассматривала, твой собственный.
Дуреха посмотрела на тугую тисненую кожу с черным зевом вместо лица, потом перевела взгляд на отчетливо напечатанное на табличке имя.
- Но...
- Совершенно верно, - усмехнулся Карл. - Привет, Виктор!


Самое невероятное, что Дуреха нисколько не рассердилась. Помимо ее воли руки сами залезли под подол тяжелого платья и ощупали обвисший, покрытый рубцами живот. Вероятно, это была самая естественная возможность сравнить свое прошлое со своим настоящим.
- В районе Ларка-4 наши подверглись внезапному нападению, - продолжал Карл, - и понесли тяжелые потери. Командование сектора затребовало срочную медицинскую помощь. И мы с тобой пытались прорваться к ним с банком органов. Нам это почти уже удалось, когда по нам честно и благородно ударили искривителем пространства. Ты знаешь, что это означает?
Она покачала головой.
- Тогда не знал я, но ты-то все прекрасно понимал. В течение нескольких месяцев после того, как мы приковыляли к этой планете, ты ночи напролет просиживал за десятидюймовым корабельным телескопом, пытаясь хоть мельком уловить отблеск нашей галактики. Но безуспешно. Мы оказались в абсолютно пустом мире. В мире, идеально созданном для жизни, но нам с тобой в нем оставалось лишь состариться и умереть. - Голос Карла зазвенел. - Ужасная несправедливость! Я не мог допустить такого конца. В то время в моем распоряжении имелось все необходимое - любые органы и в прекрасном состоянии. Теперь-то уж много материала попортилось - каждую неделю приходится выбрасывать все больше и больше негодного. Но тогда я еще мог изготовить полный комплект женских желез и органов. Для тебя. Всего лишь один гипнопедический сеанс после операции да еженедельный прием наркотика довершили дело. Ну как? Нравится, мамаша?
Дуреха покрутила кольцо на среднем пальце левой руки. Кольцо слегка проворачивалось на вспотевшем пальце.
- Извини, Карл, но тебе не удалось разозлить меня. Виктор Лукас не слышал твоих слов. Его просто больше нет. Я же... я - Виктория Лукас.
Карл дрожал на холодном застоявшемся воздухе.
- Ты права. Мои способности логически мыслить, должно быть, заржавели. Ты идешь домой или же мне придется тащить тебя? На укол!
Дуреха глубоко вздохнула.
- Зачем тебе беспокоиться об уколах? Ведь нам они больше не понадобятся. Я способна воспринимать все как есть, в истинном свете и без всяких иллюзий. В принципе, я должна бы ненавидеть тебя, но ты проделал со мной хорошую работу. Я действительно женщина. И готова продолжать оставаться твоей женой.
Карл наотмашь ударил ее. Дуреха упала в кресло и, вцепившись в подлокотники, со страхом подняла глаза на Карла.
- Моя жена! - глаза Карла побелели. - Ты - урод! Ты - ничто! Ты думаешь, я хоть раз до тебя дотронулся?
- Не помню... Но как же тогда? А наши дети?
- Наши дети, - с готовностью заговорил Карл. - Три замечательных ребенка! Вот это семья! Ты - за мать, а трое неизвестных солдат - за отцов!
Чтобы осознать услышанное, Дурехе понадобилось какое-то время. Затем она встала и, обойдя стороной Карла, направилась прямо к трапу.
- Вот теперь правильно, мамаша, - шепнул Карл ей на ухо, когда она проходила мимо.
Следом за ней он спускался по металлической лестнице на нижнюю палубу.
- Да не принимай это так близко к сердцу. Генотип детей от разных отцов является положительным фактором для нашего будущего общества. Подумай, какая ты счастливая. Да, счастливая! Без помощи мужа иметь троих детей! И все благодаря чудесам медицины. Ты и дальше будешь продолжать рожать детей, пока наконец не появится девочка, которая так нам необходима.
Карл перегнулся через перила, пытаясь взглянуть в лицо женщине.
- Конечно, мне тоже посчастливилось. Корабли вроде нашего обычно не содержат на борту запасов замороженной спермы. Если бы не банк органов, для меня оставалась бы лишь единственная возможность, а такая судьба - хуже смерти. Ты слышишь меня, Дуреха? Почему молчишь?
Дуреха спустилась на нижнюю палубу и свернула в длинный коридор.
- Не сюда, мамаша, - Карл сзади схватил ее за плечи, но она вырвалась и побежала.
Карл удивленно вскрикнул и пошел за ней. Дуреха услышала, как вдруг участились его шаги, - видно, и он тоже вспомнил про оружие. Она первой вбежала в оружейную и оказалась рядом со стойкой с винтовками. Следом за ней тут же очутился и Карл. Схватив одну из винтовок за ствол, Дуреха размахнулась и ударила Карла прикладом - прямо в живот. Карл рухнул. Следующий удар приклада пришелся ему в лицо. Карл опрокинулся на спину и потерял сознание.
Дуреха надавила прикладом ему на горло и навалилась на винтовку всем весом своего крупного мягкого тела. Лучи утреннего солнца падали на обеденный стол, делая его похожим на алтарь.
Дуреха расставила пять тарелок с горячей овсянкой и вышла из дому позвать детей, шумно игравших во дворе.
Она наблюдала, как мальчики едят, и что-то неслышно бормотала про себя, испытывая чувство гордости за прекрасный запах простой здоровой пиши. Убедившись, что дети получили необходимое, она нагрузила деревянный поднос и понесла его в комнату Карла.
- Давай, дорогой, - весело произнесла она. - Знаю, что тебе сейчас не до еды, но ты просто обязан хотя бы попытаться.
Карл сел на кровати и дотронулся до своего перевязанного лица.
- Что это? - слова с трудом срывались с его опухших губ.
- Твой завтрак, конечно. Я приготовила сегодня твое любимое. Давай-ка поешь и быстрее поправишься.
Карл пристально посмотрел на Дуреху.
- Черт, будь я проклят, - произнес он удивленно. - Я думал, ты собираешься убить меня, но ты, должно быть, поняла, что одна здесь не справишься.
- Ешь, дорогой, не то завтрак остынет. - Дуреха поправила подушку, чтобы Карл мог на нее облокотиться.
Усмехаясь, он покачал головой.
- Черт, будь я проклят. Но у тебя даже хватило ума снова начать принимать лекарство.
Дуреха склонилась над кроватью, почти вплотную приблизив свое лицо к лицу Карла.
- Одно уточнение, - спокойно сообщила она. - Я не принимала лекарство. Пока еще. Я взяла из запасов свежий препарат и зарядила шприц, но впрыскивание еще не делала. Я хотела сперва дождаться...
Она посмотрела, на часы.
- Дождаться чего? - Карл оттолкнул поднос.
- Дождаться, когда ты проснешься, конечно. Мне не хотелось делать впрыскивание, пока ты спишь. Ведь я снова должна стать Дурехой и забыть о случившемся. Так ведь?
- Прочь от моей кровати, - прохрипел Карл. - Я сам сейчас встану. Где шприц?
- Не спеши, дорогой, - Дуреха толкнула его на подушку. - Позволь мне сперва рассказать тебе, что я сделала, пока ты спал. Во-первых, я перенесла тебя с корабля сюда, и это заняло очень много времени, поскольку по пути мне приходилось постоянно вводить тебе наркотик. Затем я уложила тебя в кровать и перевязала лицо. Потом, пока разогревалась плита, я отправилась к кораблю и...
Она снова взглянула на часы.
- ...Слушай, дорогой.
Карл грубо оттолкнул ее. Отбросив поднос с едой, он приподнялся на кровати и внезапно замер, услышав раскатистый грохот, издалека донесшийся до дома.
- Что это? - уставился на нее Карл.
- Это, дорогой, твой банк органов. Вот уж не думала, что железы наделают столько шума. Надеюсь, дети не испугались. Мне нужно посмотреть, как они там.
Дойдя до дверей, она оглянулась. Голый Карл на коленях стоял на кровати.
- О, да, - сказала Дуреха. - Мне не следует забывать об этом.
Она вынула из кармана шприц, сделала укол себе в запястье и вышла к детям.
Через некоторое время, когда она убирала со стола посуду и мыла ее, опрятные стены комнаты уже не казались ей сделанными из металла. Дуреха подошла к окну и раскрыла его. В чистом утреннем воздухе ярко краснели ее розы. Наступил еще один прекрасный день.
Дуреха улыбнулась, увидев, как играют ее мальчики. Она надеялась, что следующим ребенком у них будет девочка. Ведь этого Карл хотел больше всего на свете.
А все, чего хотела она, так это быть его женой.
Боб Шоу. Зовите меня Дуреха